1

Тема: Livin’ on the edge. Часть 1

В то время казалось, что я понимаю, чего хочу от жизни. У меня впервые появилась девочка, которая глубоко заинтересовалась мною как личностью. Во многом благодаря новым своим отношениям я был впервые за долгое время счастлив. Поистине счастлив.


«Мне всё было ново, и всё – интересно». (Z.)

Тогда же я стал замечать, что, в отличие от девочек-вечных-девственниц, другие красавицы не только не ругали меня за откровенные шутки и действия, а наоборот!.. Смеялись от этого, балдели и даже всячески поощряли мою активность. И руки мои на грудь себе клали, и бедрами ко мне прижимались – только бы я оставался развратным и прикольным.

Здесь я сделаю маленькое отступление… Мальчиком я рос очень правильным и скромным. Поведение, судя по записям в школьных дневниках, было «примерное», оценки – «отличные», характер – покладистый. В порочащих связях с общественностью уличён не был.

И тут, много лет спустя, общаясь с девочками, я вижу, что передо мною совсем иные взаимоотношения и модели поведения. Что многое из того, чему меня учили – бредни, и это мешает мне жить. Что можно даже ДУМАТЬ совсем иным образом – отличным от того, как я думал раньше.

Возможно, потому что наши родители жили совершенно в ином обществе. Хотя я всегда мечтал, чтобы берлинская стена рухнула.

Поэтому всё лето, описываемое здесь, мне было интересно, каково это – быть пошлым, наглым, развратным. Я пытался разобраться, где же край безрассудства, на которое я способен. Тогда, к сожалению, я ещё не осознавал до конца, что древнегреческий принцип «Познай себя!» есть одна из наиважнейших задач каждого человека. Просто тогда я применял его не совсем по назначению. Или совсем не по назначению. Это сейчас я понимаю, что…

…Свобода – это осознанный выбор ограничений.

Однако тогда я только начинал разговаривать с девушками на всякие интимные темы. Учился этому. Я специально и очень успешно задавал конкретную тему наших разговоров: любовь, spam, взаимоотношения мужчины и женщины. Это положило большой прогресс в умении общаться с ними.

Оказалось, девушка ушами не только любит, но ещё и хочет.

А благодаря раскованности во мне высвободились спонтанность, естественность и непредсказуемость. Помню, с одной девочкой мы целовались на подоконнике университета во время моей культурологии или философии. Полумрак, огоньки вокзала за окном, почти никого нет… Я гладил её ноги чуть выше колена, прикасался к волосам и сказал что-то про транс. А она в ответ: «Я с тобою постоянно в трансе… С тобой мне интересно, что будет дальше. Никогда не знаешь, что произойдёт в следующий момент, как ты поведёшь себя, что скажешь».

Таким образом, если раньше я набирался умения общаться, теперь я учился быть непредсказуемым и развратным. Сейчас, если бы у меня была возможность заново прожить то время, я бы ограничился лишь познанием того, насколько раскованным и свободным я могу быть. Без всех этих лишних пошлостей.

Однако уже здесь я мог заметить, что общение с девушкой – это прогулки по лезвию бритвы, постоянное балансирование на грани. На бессознательном уровне я заметил это почти сразу, но окончательное понимание пришло намного позже.

Для того, чтобы понять себя, порою нужно было дойти до края. До границы своих видимых возможностей. Чтобы узнать, а что ещё ты можешь. Чтобы вспомнить, откуда ты идёшь и что уже умеешь.

В то время я с каждой девчонкой был на грани дозволенного. Я трогал их и провоцировал. Переворачивал с ног на голову то, что они говорили и делали. Многому я научился у своей стервозной девочки. В этом смысле она была для меня самым лучшим и опытным учителем. Так же, как иногда я чувствовал внутри себя Андрея Афанасьева или Джона из фильма «9 ? недель», часто в общении с девочками я чувствовал внутри себя ту стерву. Стерва моими руками, глазами и губами вытворяла захватывавшие дух «пируэты». Поэтому если многие из мужчин – «кобели», «гады» и т.п., то подобная часть личности у меня исключительно женская. Стервозная. А за девушками вообще интересно наблюдать, как они реагируют, если с ними ведёшь себя как женщина. Желающие могут попробовать. Только не переусердствуйте, чтобы мальчики на вас не стали набрасываться.